Всю душу в дочку вкладываешь, а она становится на сторону отца

Глупая, — говорили вокруг, — чего ради? Куда торопишься? Что в жизни увидишь, кроме пеленок и кастрюль?

И они были правы: глупая была. В 18 лет выходила замуж. У меня была «любовь на всю жизнь». И подождать, осмотреться — никак. Дмитрию, моему мужу было 22 года. Такая вот смешная семейная жизнь.

Многие жалуются на своих свекровей, а я считаю, что моя — золото. Как сказала на свадьбе: «Главный мой подарок тебе — это мое сокровище — сын». Так и не лезла больше.

Не звонила, не проверяла, не приходила, даже с днем рождения не поздравляла. Ну идеал же, что уж тут.

А на счет пеленок… Их пришлось ждать долго. Сначала у меня было 5 неудачных беременностей, закончившихся выкидышами. Помимо физической боли, была еще незаживающая рана в душе: ждать, надеяться, мечтать, буквально бредить малышом и… снова неудача.

Тот, кто забеременел, выносил и родил с первого раза — меня не поймут. А страдала я одна. Димке что был ребенок, что не было его — по барабану.

В конце концов, на 6 раз, пролежав почти весь срок на сохранении, я родила свою дочку Анюту. И после ее рождения жизнь с мужем у нас совсем разладилась. Я все понять не могла, как так-то? Столько выстрадать ради появления малышки и забить на нее буквально с первых дней?

Дочка росла проблемным младенцем, беспокойным. Спала только на руках и то, не больше 20-30 минут подряд. Мы все младенческие проблемы наверное собрали. Не то что поесть, а в туалет, извините, не отойти было. А наш папа как жил, так и продолжал.

-Я на корпоратив, — заявил муж, однажды под Новый год, дочке еще и года не было, — нет, не могу не идти. И потом, я работаю, я заслужил право на отдых.

И ушел. И трубку не брал. А зачем? Ему же весело, он же отдыхает и хоть трава не расти. Потом было и такое, что супруг на трое суток завис на работе (была возможность у них там ночевать).

-Она орет постоянно, — сказал возвратившись (переодеваться же надо), — я устал с головной болью от недосыпа на работу таскаться.

-А как мне приходится, — говорю, — тебе не интересно? Что дочь не спит, плачет, что мне с ней ни в магазин, ни в ванну, это тебе не интересно?

-А я что сделаю, — отвечает, — у меня титьки нет, чтобы ее успокоить!

После этого ответа я Диме на дверь указала. Имела такую шикарную возможность, жилье у меня было свое. Ушел. Помирились мы только через пару месяцев.

Зачем назад пустила? А затем, что желающих кормить и содержать меня и ребенка очередь не стояла. А происходило это в то время, когда детские пособия были такими крошечными, что можно было их и не снимать с книжки годами.

-Я тебе помогать не отказываюсь, — говорила мне мама все два месяца, что мы с мужем не жили, — но и ты пойми, я устала тащить тебя. Я говорила тебе когда-то — не ходи замуж. Не послушала. Я тебя вырастила, на ноги поставила. Твой ребенок — твоя ответственность. У Ани есть отец, в конце концов. А я на себе крест ставить не готова.

Вот и сошлись с мужем. И прожили еще 2 года. А потом я оформила развод уже официально. Ну не изменился муж. И по отношению ко мне, и по отношению к ребенку. И настало самое интересное время.

Бывший муж и его мама, которая на улице бы внучку не узнала, увидев неожиданно, вдруг воспылали к ребенку неукротимой любовью. За мной следили, меня поджидали у дома с ревностью и тупыми разборками.

Аню папа мог забрать из садика и несколько дней мне не отдавать, даже с участковым. Пробовала маме поплакаться и получила ответ:

-Жизни не дает? Значит любит тебя. Какая такая у тебя должна быть личная жизнь? Мы что с отцом, тебя бл…ю воспитывали? Не отдает Аню? Он — отец, имеет право, она и его дочь тоже! Не дури, сходись с мужем, кому кроме родного отца нужен твой ребенок?

По итогу — я еще раз дура. Ибо — сошлись ненадолго. А когда расходились в очередной раз с моей мамой сучился инсульт. Тяжелый. Отца уже не было на свете, а маму пришлось, как ребенка, заново учить ходить, говорить, держать ложку и вилку.

Так прошли годы. Дочери моей сейчас 17 лет. Мне 40. Я разрываюсь на два дома: между своей семьей и матерью. И очень обидно, что дочери я на фиг не сдалась. Не подойдет, не пожалеет, не проявит сочувствие.

И воспитывала ее правильно, не упускала, а она к отцу льнет. Всегда на его стороне. Правильно, я же воспитывала, а папа баловал. Ну после того, как я ему бессонными ночами дочь выходила, пока он дурью маялся. Живем, как чужие. Все трое. Был разговор на тему: Диме жить негде, если нам расходиться, то ему идти только на съем.

-Я тогда пойду с папой! — заявила Аня.

-А ты спроси папу, — говорю, — какая буква у класса, в котором ты учишься? Да, 11-й. А или Б? Может В или Г? И как ты на съеме с папой будешь жить? Еду готовить себе и ему, стирать? Вы же оба этого никогда не делали. Положим, ты будешь. А он?

И продолжаем жить. Вместе. Потому что не могу я выставить мужа, зная, что с ним уйдет и дочь. Черствая, равнодушная ко мне, но все же дочь. Если ей будет плохо, то разве я смогу жить спокойно?

Но все чаще ловлю себя на мысли, как мне хочется послать все лесом. Зажить для себя. И да, родить еще одного ребенка. Пусть в сорокет, но родить. И чтобы не было у него ни папы, ни бабушек. Чтобы он любил только меня, чтобы воспитать его так, как я хочу. Иначе, чем смогла воспитать Аню.

Имею же я право что-то сделать для себя? Побыть счастливой и никому ничем не обязанной?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Всю душу в дочку вкладываешь, а она становится на сторону отца
Adblock
detector